Валентин Василец.

Нет он не Рейган,

он другой.

На самом деле никто не знает, каким президентом будет Трамп. Кто знаком с историей США, тот не может исключить, что когда-нибудь его внесут в пантеон самых великих американских лидеров.
    

 И не столь уж важно, что сейчас каких только ярлыков не навешивают на него! Он и расист, и сексист, и ненавистник геев. А главное – он не готов к исполнению обязанностей президента США – лидера всего Западного мира, главнокомандующего вооруженными силами, превосходящими по своей мощи армии и флоты едва ли не всех остальных стран мира, вместе взятых. Руководителя страны, создавшей и контролирующей глобальную финансовую систему, из которой никто не в состоянии выскользнуть без непоправимого ущерба самому себе.
     Отдаленно похожую картину в США я уже наблюдал, когда работал в Нью-Йорке в конце 70-х – начале 80-х годов. Тогда на политическом небосклоне нахально вспыхнула и начала бесцеремонно гасить другие светила звезда Рональда Рейгана. Во время избирательной кампании 1980 года, особенно в начале её, общим местом в репортажах журналистов были насмешки, причем далеко не всегда завуалированные, над невежеством Рейгана. Он, увидели все, вольно обращался с историческими фактами, география у него была не в почете, имена лидеров задерживались в памяти очень избирательно, даже реалии американской действительности в его сознании порою погружались в туманную дымку. Как не без юмора заметил один из помощников Рейгана, «единственной хорошей новостью для нас сейчас является то, что мы делаем так много ошибок, что репортерам приходится выбирать, о каких из них стоило писать, а о каких – нет». А мэтр американской журналистики обозреватель «Нью-Йорк Таймс» Дж.Рестон после бесед с сотрудниками штаба Рейгана констатировал: «Они признают, что он мастер читать слова своей роли, но не знают, кто будет ему их писать». Это тот самый знаменитый Рестон, который написал фразу, ставшую крылатой: «государственный корабль – единственный, который дает течь на самом верху».
     Любопытно, что сомнения в интеллектуальных способностях Рейгана возникли у наблюдателей задолго до этой кампании. Журналистка Э.Дрю, сопровождавшая Рейгана много дней во время избирательной кампании 1976 года, писала: «Он не создает впечатления хорошо информированного человека… Его шутки являются шутками человека, руководящего застольем, - не очень умными и не очень уместными. Его «речи» представляют собой в действительности комплект карточек размером четыре на шесть дюймов, на которых ручкой им записаны обрывки текста и анекдоты и которые он постоянно перетасовывает, чтобы не повторяться дословно. Запас его знаний базируется, по всей видимости, в основном на вырезках из газет и журналов, на попавшихся ему на глаза статьях и опросах общественного мнения».
     Впрочем, у Рейгана было одно неоспоримое достоинство – он умел выступать перед публикой, да так мастерски, что у обычных слушателей ничего не оставалось в памяти, кроме восхищения его речью и шутками. Даже нехватку знаний и интеллекта он умел обратить в свою пользу, вызывая симпатию таким, например, признанием: «Я недостаточно умен, чтобы лгать вам». Правда, сомнения в наличии серьезного умственного багажа у политика не всегда отпугивало американцев. Это, кажется, Буш-старший шутил по поводу президента Джеральда Форда: «Он не может одновременно идти и жевать жвачку, что-нибудь одно»
     И сейчас, листая мемуары Рейгана «Жизнь по-американски», я не нахожу во всем томе из 700 страниц убористого текста никаких признаний в своей слабости и никаких сомнений в своей способности наилучшим образом исполнять многотрудные обязанности президента великой державы. Может быть, только это размышление, посвященное кануну первой встречи с Горбачевым в Женеве 19 ноября 1985 года: «Я ждал этого дня более пяти лет. Готовясь к нему, я в деталях изучил информацию о последних политических событиях в Советском Союзе, о новом лидере в Кремле, знал о сложностях, возникших в связи с контролем над ядерным вооружением. Накануне в моем дневнике появилась запись: «Господи, надеюсь, что я готов».
Как показали дальнейшие события, Господь ему щедро помог.
     Как известно, всякое сравнение хромает, а сравнение Трампа и Рейгана, может быть, хромает сильно. Конечно, и тот, и другой не принадлежали вашингтонскому политическому истеблишменту, они там были чужаками. Ну кто сперва принимал всерьез шансы голливудского актера, снимавшегося в основном в фильмах категории Би – скороспелок, рассчитанных на неприхотливого массового зрителя? Как говорил сам Рейган, продюсеры таких фильмов думали не о художественном совершенстве, а о том, чтобы лента была готова к четвергу.
И сейчас, через треть века с лишком, картина повторяется. Сейчас, как и тогда, в Вашингтоне долгое время морщились, когда кто-нибудь без улыбки высказывал свое мнение о том, что трижды банкротившийся миллиардер (по другим данным, он шесть раз оказывался на мели) - вовсе не безнадежный фантазер, свихнувшийся на мечте о Белом доме.
     И того, и другого сделали мишенью хлесткой критики, даже глумления, главные ваятели общественного мнения в стране - и «Нью-Йорк Таймс», и «Вашингтон пост», и три федеральных телевизионных каналов (Рейгану было легче: Тэд Тёрнер запустил свой С
NN в 1980 году только через несколько месяцев после инаугурации президента). Против Рейгана была значительная часть политического истеблишмента. Правда, против него не было такого единого фронта, с каким пришлось иметь дело Трампу.
     Обоим было под 70, когда они устремились на Олимп. Рейгану часто напоминали, что в истории США не было такого старого президента, каким будет он, если войдет как хозяин в Овальный кабинет. Он был также первым разведенным президентом. Тут Трамп пошел по уже проторенной дорожке.
     Однако по многим статьям в этом сравнении Трамп сильно уступает Рейгану. У последнего был всё-таки немалый опыт и политической борьбы, и административной деятельности. Расставшись со съемочной площадкой, Рейган стал президентом Гильдии актеров и отстаивал их права порой в нелегких схватках с крокодилами - главами кинокомпаний. Ещё в предверии выборов 1964 года Рейган стал сопредседателем движения «Калифорнийцы за Барри Голдуотера» - глашатая правоконсервативной позиции, ярого антикоммуниста, который везде обнаруживал «происки красных». Примерно как сейчас Хиллари Клинтон всюду мерещился вездесущий Путин.
     Еще важнее для будущего президента был опыт губернаторства в Калифорнии, где он постиг искусство сводить к единому знаменателю позиции разных групп, порой казавшиеся несовместимыми. Как он писал в своих мемуарах, «Мой опыт в Сакраменто (столица Калифорнии – В.В.) научил меня как важно, несмотря на политические расхождения, добиться эффективных рабочих отношений со своими оппонентами в парламенте».
     Вполне возможно, что в экономической политике Трамп пойдет по следам Рейгана, который подозрительно относился к разного рода теориям, предпочитая им здравый смысл и простые, но бесспорные истины. «Любая система, если она не стимулирует работу, производительность, не поощряет экономический рост, неверна», писал он позднее. И ещё: «Какой шахтер или рабочий, стоящий у конвейера, согласится работать сверхурочно, если он знает, что дядя Сэм заберет шестьдесят или больше процентов его дополнительного заработка». О высоких налогах Рейган всегда говорил как о дьявольской выдумке, которую надо выкорчевать из американской жизни. Неприятие высоких налогов подпитывалось собственной практикой, о ней Рейган вспоминал с негодованием. «В лучший период своей карьеры, когда я работал в компании «Уорнер бразерс», по шкале налогов я находился в шкале 94 процента – это значило, что с каждого заработанного доллара я получал только шесть пенсов, остальное забирало правительство». Все годы своего президентства он посследовательно сражался с практикой высокого налогообложения и работников, и компаний.
     Другим столь же ненавистным противников для Рейгана было чиновничество. «Я, - писал он в мемуарах, - всегда представлял себе государственный аппарат как некий организм с ненасытным аппетитом к деньгам, чьим естественным состоянием является постоянный рост, если не лишать его пищи». Россия, похоже много красноречивее подтверждает верность этой рейгановской максимы, чем США в те времена. Где-то я читал, что чиновников сейчас в России больше, чем было во всем Советской Союзе. Стало быть, пищи хватает. Нет на нас Рейгана. Может, Трамп усвоит это наследство 40-го президента США, нисколько не теряющего актуальности.
     Похоже, забылось всё, что раздражало в Рейгане многих американцев, и теперь, по мнению авторитетных историков и знатоков политических баталий, он занимает место в коротком списке великих президентов великой страны. А по результатам опроса среди американцев, проведенного в 2012 года Гэллапом, Рейган вообще занял первое место среди президентов последнего полувека.